МЫ И АНИ, АНИ ЛОРАК

Похоже, ты с гастролями обогнула Землю уже несколько раз. Где был самый неожиданный прием?
Мне запомнился Лондон. Я посетила знаменитое Capital Radio, где вся студия была задрапирована желто-голубыми флагами, а на столах дымился борщ и непонятно откуда взявшиеся вареники! Наш консул отметил, что он еще ни разу не видел такого теплого отношения к Украине.

А как у тебя складываются отношения с посольствами? Тебе пьют кровь при оформлении виз?
Однажды меня пригласили выступить в лондонском гей-клубе Scala. Но я не могла отправиться одна. Как минимум, со мной должны были по­ехать танцоры, стилист, директор, звукорежиссер и охранник. Я не путешествую без охранника: помимо основных обязанностей, он всегда откроет дверь или поможет поднести сумку. Но в визовом отделе мне заявили: «Вас приглашают одну, вот вы одна и поедете! Вы что, не доверяете нашим профессиональным танцорам и визажистам?» В итоге мне с боями удалось выбить визы всем, кроме охранника.

А у тебя складывались отношения с секьюрити, как у Уитни Хьюстон в фильме «Телохранитель»?
У меня – нет. А вот моя любимая певица Анастэйша вышла замуж за своего бодигарда. Кстати, она выступала передо мной в Италии – так сказать, на разогреве. Меня пригласила к себе в шоу Рафаэлла Карра на Rai Uno. Когда меня красили в гримерке, я увидела на маленьком мониторе Анастэйшу. Я побросала кисточки и помаду, побежала за кулисы со всеми своими дисками и стала показывать ей знаками: мол, Shady Lady, «Евровидение»! Но она спешила на следующий концерт, и ее бодигард преградил мне путь.

А твой бодигард преграждал кому-то путь, бросался грудью на амбразуру?
Однажды на Дне шахтера я выступала на стадионе. Сцена получилась низкой и представляла собой набор дощечек. И вот я пою и вижу, как издали ко мне бежит разгоряченный мужчина. Я поначалу пыталась не реагировать, но уже стали расступаться люди! И тогда мой телохранитель просто упал на него, заломив руки. Я как могла разрядила ситуацию. Поди знай, что у мужчины на уме было!

Может, это был модный фотограф, который хотел сфотографировать тебя в прыжке?
Меня периодически фотографируют в гримерках или в сомнительных ракурсах. Разумеется, когда я работаю в мини-платьях, то из-под сцены можно нащелкать немало интересных кадров. Поэтому я стараюсь не приближаться к кромке сцены. Но тем не менее в Интернете периодически всплывают пикантные снимки. А в программе «Что? Где? Когда?» у меня слегка упала бретелька. Повторю: слегка! Но в итоге после фотошопа в Интернет поползли снимки с уже оголенной грудью. Конечно, закрывать глаза на это нельзя.

И что случится, если ты не закроешь глаза?
Как ты помнишь, на волне оранжевой революции вместо меня на «Евровидение» отправили группу «Гринджоли». И в какой-то львовской газете я прочитала интервью якобы от моего имени. На самом деле это было сфабрикованное интервью, где утверждалось, что я люблю «Гринджоли» и готова спеть с ними! Меня это так взбесило, что я связалась с редактором. И мне объяснили, что это первоапрельская шутка! В итоге я довела дело до суда, пос­ле которого напечатали опровержение... К слову, судьба меня не раз возвращала к «Евровидению». После призового места в Сербии в 2008 году я была ведущей детского «Евровидения» осенью 2009 года: впервые в прямом эфире вела шоу на английском языке на всю Европу!

Аплодирую стоя! Смотри-ка, не поленилась довести дело до суда! А когда-нибудь разбиралась с обидчиками на месте? Может, ты владеешь приемами карате киокушинкай?
Знаешь, я слыла нежным и скромным ребенком. Я не всегда могла дать сдачи, даже словесно. После седьмого класса я перешла из интерната в обычную школу, где у местных красавиц сразу возникло ко мне предвзятое отношение. Они упрекали меня в том, что я плохо одеваюсь. И когда я хотела им возразить, у меня тут же катились слезы. Я выходила плакать за угол школы, пропускала даже уроки. Да, мне действительно нечего было надеть. А что я могла поделать? Но когда я выходила на сцену на смотре песни, то все эти модницы в малиновых лосинах слушали меня открыв рот. В те моменты я была на голову выше их всех, вместе взятых!

Как видно, от комплекса неполноценности ты избавилась. А какие комплексы приобрела?
Комплексов у меня нет, но я боюсь темноты, поэтому сплю с включенным ночничком или со щелью света из ванной комнаты. А еще я не могу засыпать под музыку. Равно как не получается заниматься сексом под собственные хиты. Хотя в поезде однажды получилось. Только мы приступили, как вдруг по радио заиграла моя песня. У меня сразу улыбка: «И тут, вашу маму, по радио крутят!»

Скажи, а твой ресторан Angel lounge в центре Киева вызывает улыбку? И вообще, это бизнес, имиджевая игрушка или головная боль?
Хотелось бы, чтобы он стал бизнесом. Но это маленькое место, здесь много не заработаешь. Поначалу было прикольно: тут собирались мои друзья, я давала все интервью, даже капала какая-то копеечка. Но бизнес начинается тогда, когда вырисовывается система. А когда у тебя один ресторан, то это хобби.

А общение с Киркоровым – это работа или хобби?
Это и не работа, и не хобби, а трепетная дружба, которой я дорожу. Когда мне было девять лет, мой старший брат погиб в Афганистане. И вот Филипп дарит мне ощущение старшего брата, который заботится и помогает. К счастью, мой муж Мурат к нему не ревнует. У них сразу возникло взаимопонимание. Сказывается кровь: Филипп – болгарин, Мурат – турок.

С момента свадьбы с Муратом прошло полгода. Вы уже притерлись как муж и жена?
Да, слава богу, штамп в паспорте ничего не изменил между нами. Это действительно мой мужчина. Когда я познакомились с Муратом, мне почему-то сразу захотелось, чтобы у моего ребенка глаза были как у него.

Мурат периодически ездит с тобой на гастроли. Скажи, а ты не боишься, что из-за обилия камер в гостиницах ваш секс выложат в Интернете, как в свое время поступили с Пэрис Хилтон?
Я периодически думаю об этом. К тому же однажды на гастролях во время одной предвыборной кампании меня предупредили, что мой номер утыкан камерами. Как оказалось, там селили важного министра и попросту забыли убрать видеожучки. Меня слезно просили провести в этих шикарных трехкомнатных апартаментах всего одну ночь, потому что другие номера еще не освободились. И я себе места не находила! Что бы ни делала – шла в туалет или болтала по телефону – я все время напевала. Потому что знала: меня снимают и надо выглядеть… Это жутко, конечно. Но тут хоть предупредили. А ведь могут и не предупредить!

Предупреждаю: последний вопрос. Давно хотел спросить: ты умеешь танцевать стриптиз?
Для мужа – да. Хотя я нигде этому не училась. Мне кажется, это подвластно любой женщине, если она любит мужчину. Я подбираю музыку, продумываю костюм. Ну как костюм? Красивое белье, длинные чулки, аксессуары... В то же время ролевые игры с образами школьницы и медсестры мы еще не разыгрывали. Оттягиваем момент.