ДАША АСТАФЬЕВА & NIKITA СПАСЕТ МИР!

ДАША АСТАФЬЕВА

Твой контракт с американским Playboy закончился и теперь ты можешь сказать начистоту: отправляясь к Хью Хефнеру в особняк, ты переживала, придется ли тебе с ним спать?
Конечно, я не думала об этом. Но готовилась к тому, что меня все будут об этом спрашивать и говорить: «А, ну понятно, она же появилась в его шоу как 55-я юбилейная девушка Playboy из-за секса!» Меня больше волновало, как отбиваться от всех желающих узнать, стоит у него или не стоит, занимается он сексом со всеми или не со всеми. То, что я с ним не спала, это само собой. Он спит со своими герлфрендс.

Чем запомнился дом Хефнера Playboy Mansion?
Это была моя первая поездка в США, и я узнала эту страну через красивые традиции Playboy Mansion. Там каждый участок поместья наполнен воспоминаниями. Тот же бассейн в пещере! Там купались Мэрилин Монро и Джек Николсон!

А воду меняли с тех пор?
Думаю, да. А вот Николсон там все тот же!

Ты шлешь Хефнеру SMS?
В основном общаюсь с его менеджерами. Мне бы хотелось общаться чаще именно с ним, но его девушки ревнуют ко мне: ведут себя как настоящие американские чиксы, нехорошо отзываются обо мне в интервью.

Ну и хватит о конкурентах. Как тебе новая девочка Юля?
Приятная. Думаю, споемся. Когда я впервые поцеловала Нану на сцене, она так распереживалась! Она не ожидала: «Боже, я никогда не целовалась с девушками!» «Нана, ты же понимаешь, что это только начало?» В общем, мы привыкли к тому, что в шутку и не в шутку ласкаем друг друга. Это добавляет перца во время концертов, особенно в Германии, где мы давали сольники. Вели себя раскованно, эротичнее, чем у нас. Если я присяду с раздвинутыми ногами в Украине или России, это вызовет шквал негативных эмоций. А в Германии я могу запросто поцеловать зрительницу взасос или поставить каблук мужчине на ширинку.

Немцы такие раскованные?
Даже слишком! Во время интервью в холле немецкой гостиницы мимо нас прошли парни и спустили штаны. Они достали свои достоинства и начали трясти ими прямо в камеру! Я так расстроилась, что там все было такое маленькое...

ЮЛИЯ БРИЧКОВСКАЯ

Ты долго думала, отсылать ли фото на конкурс «NikitA: третьей будешь?»
Вообще не думала. Решение приняла молниеносно, потому что люблю эту группу.

Для тебя было принципиально попасть именно в NikitA или ты в «ВИА Гру» тоже отсылала фотографии?
Принципиально! Как только этот проект появился, я сразу увидела себя в нем и была уверена, что однажды там запою. Я позировала на съемках, когда мне позвонил менеджер группы и сказал, что меня взяли третьей. Это было настоящее чудо!

Как думаешь, Даша и Нана уже считают тебя своей?
Мы познакомились всего за два часа до съемки в MAXIM. Девчонки милые и добрые. Понятно, что не было такой радости от встречи, чтобы все прыгали до потолка, но выглядели они приветливо.

Ну, расскажи миру о себе в двух словах. У тебя вот польская фамилия...
Да, родственники все поляки, но я родилась в Украине. Я из очень религиозной семьи. И хотя обожаю фотографироваться обнаженной, что, наверное, не сильно стыкуется с набожностью, но я придерживаюсь всех заповедей.

Прекрасное сочетание! Мне кто-то сказал, что у поляков много шипящих звуков в языке, потому что они злые, как змеи…
Нет, ну что ты! Везде есть злые люди, и язык тут ни при чем. Лично я очень добрая. Даже слишком. Я могу последнюю рубашку отдать и остаться при этом голой!

НАНА

Как ты отреагировала, когда около года назад тебя пригласили из группы «Армия» в NikitA?
Это новая ступенька. В «Армии» все было очень молодежно: широкие штаны, мальчуковский сленг, спорт, зажигание. А в NikitA я стала леди.

Леди? Через Дашины поцелуи?
Я к ним поначалу отнеслась очень настороженно. А потом… Никогда не думала, что меня может увлечь женское тело! Я иногда с открытым ртом смотрю на то, как Дашка переодевается. Иногда наши поцелуи на сцене затягиваются настолько, что люди уже устают хлопать, а мы никак не можем расстаться.

А теперь Даша будет целовать Юлю?
Конечно, во мне проснулся спортивный интерес. Но это не ревность. Тут вопрос, хватит ли смелости у Юли быть такими, как мы?

И последнее. Все четыре часа съемки ты проходила абсолютно голой. Когда ты перестала стесняться?
Я раньше очень стеснялась своего тела. Мне казалось, что у меня не того размера ноги, неудачная грудь. Я искала в себе миллиард недостатков. Но когда у тебя есть тридцать секунд, чтобы сменить за кулисами концертный костюм, тебе уже все равно. Это приходит постепенно и естественно. Не вижу ничего плохого в том, чтобы пройтись на фотосессии без одежды.