ИЗ РЕКЛАМЫ «MАКДОНАЛЬДЗ»

Вика! Твое лицо сейчас повсюду, хотя «МакДональдз» в рекламе не нуждается. И тем не менее, как прошла съемка?
Меня одели в роскошное платье, в котором я держала в руках штук 15-20 этих «роял де люксов». К счастью, есть мне их так и не пришлось. Только понадкусывала пару раз булочку. Я не ем мяса и мне было бы неприятно держать его во рту. А вообще трудно не было. Просто один кадр снимать около шести часов – это для меня было ново.

А почему не ешь мяса? Не нравится вкус или на твоих глазах зарубили петуха?
Это одна из ступеней самосовершенствания. Я теперь сыроед. Я не ем мяса, хлеба, избегаю полуфабрикатов. Раньше могла в McD выпить кофе, сок или колу. Ну, и, конечно, мороженое было моей слабостью. Но недавно я окончательно перешла на другое питание, и бутерброды не входят в мое меню. Я за здоровый образ жизни. Правда, все еще пью вино – не могу от него отказаться.

Это же как надо любить свои изгибы, чтобы исключить из меню шашлыки и бублики! Кстати, а какая твоя самая любимая часть тела?
У меня их две: губы и грудь. Губы – это то что видно всегда, единственный инструмент любви, не прикрытый одеждой. Ну, а грудь… Как можно ее не любить? Кстати, три мои подруги заметили, что я ее постоянно трогаю – в ресторане или на улице. Это происходит подсознательно, я этого не замечаю. И разумеется, я всегда загораю топлес. А точнее, полностью раздеваюсь – ненавижу полоски на теле. Поэтому стараюсь загорать на нудистских пляжах. Но если таких нет, то без проблем загораю без купальника на обычных.

Откуда такая страсть к обнаженному телу? Тебя в детстве задаривали игральными картами с голыми женщинами?
Обошлось без карт. Просто когда мне было шесть лет, я увидела фильм «Шоугёлз». И с тех пор очень спокойно отношусь к обнаженному телу. Для меня этот фильм – воплощение секса.

Какой же ты искренний человек! А теперь, если не возражаешь, поговорим о шизофрениках. Как известно, весной у них наблюдаются обострения. А тебе друзья часто говорят: «Вик, ну ты и сумасшедшая!
Серьезно? Я ничего не слышала про обострения. Но это и не удивительно – я то не шизофреник, хотя странной меня периодически называют. Весной я очень активна: сплю всего по нескольку часов и провожу все время на открытом воздухе. Но в этом ничего странного, конечно, нет. Странно другое: я обожаю бегать. Я бегаю всегда, даже зимой в синей шапочке. При любой температуре и на любую дистанцию. Я как Форрест Гамп.

Несмотря на все свои странности, даже Форрест Гамп целовался и получал от этого удовольствие. А ты любишь целоваться?
О, да! Это я просто обожаю! Поцелуй для меня значит многое. По поцелую я сужу, может ли быть что-то большее. Да и вообще мои губы вечно тянутся кого-то поцеловать после бокала вина. У них своя жизнь… А если копнуть глубже, то может это и старомодно, но я за отношения без измен. Хотя думаю, изменяют все. Просто никому не нужно знать правду.